Осуществление исторических реконструкций

Для выявления законов процесса нужны предварительные исторические реконструкции, но при осуществлении исторических реконструкций требуется опираться на законы - иначе реконструкции будут произвольными. Порочный круг? Никакие ссылки на обратные связи, на цикличность научного познания, на продвижение по спирали не спасают от необходимости делать выбор: с чего начать каждый новый цикл, каждый виток спирали, каждое конкретное исследование - с исторических реконструкций или с выявления законов?

Критика, развернутая защитниками традиционной археологии, преимущественно контекстуалистами, оказалась, при всей язвительности, недостаточно глубокой и во многом несостоятельной. Но и отражение критики, организованное "новыми археологами", оказалось неполным. Не сказывается ли преемственность между НА и традиционными учениями, включая контекстуализм, "неоэволюционизм" в США, экологическую (или географическую) школу в Британии?

Возникает подозрение, что НА разделяет какие-то слабости со своими предшественниками и что, быть может, именно поэтому дискуссия все больше приобретает холостой ход, так сказать, "буксует". Столкнуть ее с мертвой точки могла бы критика, не обходящая вниманием эти общие слабости различных течений современной западной археологии, и можно полагать, что эту задачу способна выполнить (при надлежащей развернутости) критика с позиций марксизма, пока слишком ограниченная по интенсивности.

По замечанию одного из критиков, эта проза напоминает подстрочники работ древнегреческих и немецких философов, у которых смысл глубоко упрятан в терминологию и синтаксис. Но смысл есть, и это не приходится отрицать. Возникла необходимость в более глубокой и серьезной критике. Удар по предпочтению функциональной интерпретации направлен против Бинфорда.

Критики (в основном со страниц британского журнала "Уорлд Аркеолоджи") отвергают его предложение видеть за изменениями мустье не смену населения, а "структурные позы" (цикличные изменения хозяйственной деятельности) одного населения. Критики показывают, что функциональные сходства, судя по этнографическим данным, менее сказываются в изменчивости форм, чем этнокультурное родство.

Приводятся сведения о территориальной и хронологической разделенности разновидностей мустье. Добавляют к этому материалы о синхронности палеолитических культур и о сходстве мустье с верхним палеолитом. Критики (в основном через норвежский журнал "Норуиджиан Аркеоложикал Ривью") отвергают правомерность ограничения археологическими материалами в объективном познании прошлого через "аналитическую машину" формализованной методики.

Они подчеркивают неизбежность опоры на знание современного мира и прежде всего мира культуры, отстаивают важность синтеза разнородных источников. Подвергнуто сомнению, можно ли рассматривать культуру как адаптационный механизм и как систему, а главной целью археологи считать объяснение культурных средств и различий и выявление законов. Удар по логической схеме объяснения направлен против Фрипа и Плога. а особенно против П. Уотсон и ее соавторов.
Дальше...

Археология как антропология

Не случайно одна из первых публикаций (1962) Л.Бинфорда называется "Археология как антропология". Вскоре в этом контексте НА стала рассматриваться как некое ответвление от обшей антропологии (в американском понимании) со своим научным аппаратом и своими парадигмами.

Например, в "старой" археологии интерпретация результатов раскопок и найденных материалов основывалась, как правило, на аналогиях с этнографическими наблюдениями В результате такого сравнения формулировались гипотезы. НА провозгласила принцип обязательной верификации гипотез на основе независимых данных. Только после успешной проверки такая гипотеза превращалась в некий фрагмент теории и включалась в область новых знаний.

Очень близкие принципы интерпретации в кон. 50 - нач. 60 гт. провозгласили А.Ламен-Эмперер и А.Леруа-Гуран применительно к анализу палеолитического искусства. Как и многие другие неожиданные "повороты" в развитии разных наук, НА можно рассматривать под разными углами зрения и в зависимости от этого понимать ее в узком или в широком смысле. В узком смысле НА и ее производная - "Процессуальная археология", возможно, уже представляют собой историографический интерес, особенно для нашей страны.

У нас подобные дискуссии уже бьши в начале 20-30 гг. XX века. Однако, в любом случае, для истории науки это тоже немаловажно. Те "лозунги", которые проповедовали наши американские коллеги, находили благоприятный отклик не только в Европе, но в СССР и в странах советского блока. Если же посмотреть на НА шире, го, как говорилось выше, это было не только американское явление. И это как раз отражено в книге Клейна.

Можно сказать, что НА была порождена общей неудовлетворенностью археологов младшего (в то время) поколения слабой доказательной базой науки, недостаточной строгостью рассуждений Если в США лидером был Л.Бинфорд, то в Европе эту роль сыграл Д.Кларк, автор книги "Аналитическая археология" (1968). Роль теории Кларка Клейн анализирует с достаточной полнотой и необходимой критичностью при общем, как мне показалось, весьма положительном отношении, которое я разделяю.

Если Бинфорд больше уповает на детерминистский инструментарий анализа законов развития культуры, го Кларк исходит из значительно более насыщенной и разнообразной первобытной истории Европы. Здесь случайные факторы значительно чаще влияли на изменчивость отдельных видов материальной и духовной культуры. "Аналитическая археология" Кларка поступила нам в библиотеки с большим опозданием, но мне ее почти сразу по выходе прислал К.Муберг. Книга Кларка стала своего рода методологической "бомбой" и вызвала бурную дискуссию, особенно в Англии.
Дальше...

Три течения новой археологии

Объяснение в археологии - конёк гемпелианского крыла. Господствовало два взгляда на проблему объяснения в археологии. Первый, наиболее распространенный, что объяснение есть дело интуиции и вообще не проблема, что с ним все в порядке. По этому взгляду, объяснение в археологии и истории не имеет ничего общего с законами.

И второй, связанный с позитивизмом и быстро входивший в моду, - что объяснение вовсе не требуется в науке. Как внушали ученым-эмпирикам философы, "функция науки состоит в том, чтобы отвечать на вопрос "что?", но не на вопрос "почему?". Другими словами, ее функция состоит в том, чтобы описывать явления, а не объяснять их... Научные законы ничего не объясняют. Наука никогда не может объяснить даже простейшего события (Stace 1935:410,412).

На базе французской социологической школы выросла концепция о структурной замкнутости и взаимной отчужденности эпох, о разрывах между ними, о несвязанности их законов. Отсюда мысль о недоступности древних эпох нашему объяснению. В этнографии Гриоль выступил с идеей, что описание должно выполнять функции объяснения. На этой же базе возникла и "дескриптивная археология" (Леруа-Гуран, Гарден), сделавшая описание законным и респектабельным аспектом модернизации археологии.

В своей первой же программной статье Бинфорд напомнил, что "археология как антропология" должна "выявлять (explicate) и объяснять (explain)" сходства и различия в культуре. Так вот, констатирует Бинфорд, первое она делала, второе нет. Что же Бинфорд понимает под объяснением? "... Просто демонстрацию постоянной артикуляции переменных внутри системы и измерение сопутствующей изменчивости среди переменных в системе".

"Просто", не правда ли? Суть становится несколько понятнее из дальнейших слов: "Тогда можно показать, как процессуальное изменение одной переменной связано с изменениями других переменных так, что может быть по ним предсказано и предвычислено, - а изменения тех переменных связаны с изменениями структуры всей системы" (Binford 1962a: 218). Слабость типично "исторического" объяснения Бинфорд усмотрел в том. что оно, если и обнаруживается вообще, оказывается всего лишь выявлением механизмов культурного процесса и ничего не добавляет к их объяснению.

Скажем, надо объяснить некоторые сходства и различия в материале: смену форм в одном месте, передвижку с другого места. В конкретном случае предложено объяснить их миграцией. Если удается доказать миграцию, то она выявлена, но ее выявление (explication) только выдвигает проблему объяснения (explanation): какие обстоятельства вызвали миграцию. А для этого надо знать, какие обстоятельства и при каких условиях вообще ведут к миграциям, и установить, есть ли они в данном случае.
Читать дальше...